Отношение мужа к булимии

опубликовано: 11.10.2018 09:37
 164
Отношение мужа к булимии

Как мой муж отреагировал на то, что у меня булимия?

Нужно начать с того, что когда мы с ним познакомились и в первый год наших отношений, булимия у меня еще была. И надо сказать, что на тот момент мы очень сильно отличались от тех, кем стали сегодня.

ИСТОРИЯ НАШЕГО БАНАЛЬНОГО ЗНАКОМСТВА

Мы познакомились, когда мне было 26 лет, а ему – 36. Мой муж грек. Тогда он был «плохим парнем», у него был цирроз печени, алкоголизм. Он курил, пил абсолютно каждый день полбутылки/бутылку желтой текилы. В общем, можете себе представить, что это был за тип. Почему я его выбрала? Это отдельная история.

Он был очень далек от идеала мужчины, совершенно не подходил для создания семьи. Это был абсолютно противоположный человек тогда в моих глазах. А я в его глазах была просто молодой девушкой, простой русской девчонкой в Греции – ничего серьезного.

Я занималась не понятно чем, выглядела я тоже не понятно как. На момент знакомства с ним я весила около 75 килограммов. Я как раз соблюдала тогда очередную химическую диету. Это когда кушаешь одно и то же определенное количество дней.

И вот, мы с ним познакомились и пошли гулять. Сначала здесь принято приглашать на кофе. Это для поверхностного ознакомления. Потом приглашают пойти в клуб. Он пригласил меня в клуб, и я пошла с ним.

Естественно, в клубе я выпивала и ела все орешки, которые были (вам знакомо такое поведение в клубах?)… И когда он решил меня отвезти домой… Уже было поздно, середина ночи, и как каждый мужчина, он стал намекать на то, чтобы поехать к нему.

У меня тогда уже была установка на то, что следующий мужчина в моей жизни станет моим мужем. То есть, к моменту знакомства с ним я уже подошла с внутренним настроем для себя самой, что я устала от поверхностных знакомств, я устала от постоянных изменений в моей личной жизни, я хочу стабильности и серьезных отношений.

Поэтому я была очень внимательна к себе. И после нашего первого знакомства, когда я пришла домой, то почувствовала, что с этим человеком у меня все будет. Хотя моя голова говорила мне иное, но я послушала именно свои чувства!

Поэтому я готова была поехать к нему домой, хотя это был буквально второй вечер, когда мы с ним вышли.
И у меня, естественно, было желание, чтобы меня вырвало, мне надо было прочиститься, потому что я уже закидалась всем, чем была возможность у меня в этом клубе.

И я, знаете, буквально в течение доли секунды внутри провела диалог:

«Сказать или не сказать?». И тут же я ответила самой себе: «Поскольку я с этим человеком собираюсь жить, поскольку я с этим человеком хочу быть, лучше пусть он знает, какие у меня проблемы, и какая я на самом деле с самого начала. И если нет, то нет. А если да, то пусть все будет по-честному».

Я колебалась буквально долю секунды, провела этот внутренний диалог сама с собой и сказала:

«Мне надо домой, потому что у меня булимия».
Он спросил: «А что это такое?». Он впервые услышал это слово.
Я ответила: «Это когда ешь очень много, не можешь остановиться, а потом вычищаешься, вызывая рвоту».
Он говорит: «Ты же ничего не ела. Мы не ели».
Я говорю: «Ну, я выпила и кушала всякие орешки. И теперь мне так неприятно и я не могу это терпеть. Я чувствую дискомфорт, и все мои мысли только о том, что надо поехать домой и прочиститься в туалете».

Внимание! Что он мне ответил?

Он вел машину, куря сигарету, очень пьяный, что впоследствии сильно меня бесило… Он смотрел на дорогу, долю секунды помолчал и говорит: «Ну, поехали ко мне домой, у меня тоже есть туалет. Пойдешь и прочистишься в моем туалете». Вот так.

Я сказала: «Ну, поехали».
И, собственно говоря, вот таким вот образом мы с ним оказались в постели. Все очень быстро произошло. Это совершенно не романтическая история. Она не может служить примером для того, как нужно выстраивать серьезные отношения. И я на это не претендую. И не говорю о том, что нужно так делать, и что это правильно.

Но для меня тогда с моим внутренним состоянием такое поведение было нормальным. Сейчас, естественно, я бы так себя не повела.
Когда мы оказались у него дома, я пошла и прочистилась. Потом пошел в ванну он. Потом было, что было….

Утром он предложил мне остаться у него дома. И все. Так начались наши отношения.

ЛЮБОЙ МУЖЧИНА БУДЕТ МНОГО РАЗ УДИВЛЁН, ЖИВЯ С БУЛИМИЧКОЙ

Я осталась у него дома. Еще целый месяц жила на две квартиры, потом я отдала свою, осталась у него. Ещё через месяц я прекратила работать. Я работала тогда в баре, и ему это было не нужно (да и мне тоже). Он не хотел, чтобы я работала в баре. Так начались наши отношения.

Но самое интересное начинается дальше! 🙂

Признаться в том, что у тебя булимия – это не самое трудное. Самое трудное – это жить с человеком, у которого булимия.

В течение этого месяца происходили странные вещи. Мы ездили и покупали продукты в холодильник, и потом каким-то образом эти продукты исчезали. Он приходил домой и понимал, что дома вообще ничего нет.

Он открывал холодильник и говорил: «А где продукты? У нас кто-то был дома?»
Я говорила: «Нет, у нас никого не было дома».
Он говорил: «Но где продукты?»
Я ему отвечала: «Я тебя предупреждала. У меня булимия».
И он говорил: «Ты что с ума сошла? У тебя с головой проблемы? Как можно было все это съесть?»
Я говорила: «Вот так».

Я вспоминаю это со смехом, конечно. Но в тот момент я чувствовала свою вину. Я сразу решила, что  буду демонстрировать то, кто я есть на самом деле, и пусть он либо принимает меня, либо не принимает.

«Да, у меня проблемы с головой» — говорила я и рыдала — «Я не могу это контролировать, я не могу это остановить, у меня не получается, хоть я и стараюсь».

Вот такими были наши диалоги.

ПОПЫТКА СОЗДАТЬ СЕМЬЮ

Первый год совместной жизни был тяжелым, очень тяжелым. Мы ругались, мы ссорились. Я молчала неделями. Я очень сильно обижалась и закатывала скандалы. У меня были резкие перепады настроения.

Много раз возникали такие ситуации, что после зажоров в страхе от того, что он придет и будет ругаться, что нет продуктов, ночью я ходила искать те семечки, которые он купил себе, потому что во время срыва я все съедала. И только потом думала, что вот сейчас он придет, попробует достать тот продукт, который ест он, потому что мы покупали какие-то вещи для меня, какие-то для него. Естественно, он будет в бешенстве.

Он по сей день в бешенстве, если я съедаю его шоколад, его семечки, по сей день его это жутко раздражает. В то время это было, конечно, для меня сильным напряжением. Я ночью находила какие-то копейки и шла в круглосуточные ларьки, выискивала упаковки семечек, чтобы положить их на место. Потому что он придет, захочет, а их не будет.

Я постоянно жила в таком напряжении. Я подстраивалась, как могла. Я старалась съедать мало, например, печенье с литром молока. Что-то такое, чтобы это было объемно, но просто и дешево. Мне было тяжело.

Когда на второй год наших отношений мы переехали в дом, в котором живем сейчас, у меня все еще были срывы. Мы ссорились, он ругался. Я соглашалась, я не спорила, не оправдывалась, я абсолютно понимала. Я говорила: «Да, у меня проблемы, но я тебя предупреждала».

Я находилась в состоянии внутреннего страха, стеснения, переживала, рыдала, раскаивалась, пыталась вылечиться, скрывала… Все было, как в семьях у тех девчонок, которые страдают булимией.

Иногда муж понимал, что я что-то скрываю. Он закатывал мне скандалы: «Куда ты пошла? Зачем ты идешь? Ты не переела. Сиди».
А я не могла сидеть, и у меня тряслись руки. Мне надо было.

УРОК НАШИХ ОТНОШЕНИЙ

Вообще, мой муж – гурман, и в течение первых лет нашей совместной жизни он мог проводить за застольем по три часа, заказывая все, что есть. Сейчас у него нет такой привычки, а раньше для него это было нормой: позвать много людей, всех угостить и сидеть долго-долго.

Мои подруги прекрасно знали, что для меня этот промежуток наших отношений был отличной тренировкой. Я вырабатывала для себя способы поведения за большим столом. Я сразу отнеслась к этой его особенности как к уроку, а не как к наказанию.

В течение года я научилась правильно себя вести за столом, не переедать. Есть так, чтобы не хотелось прочиститься и т.д.
Со временем муж понял, что я действительно стараюсь, что я пытаюсь решить свою проблему: читаю книги, советуюсь со специалистами и т.д. Я рассказывала ему, какими способами я хочу воспользоваться для лечения.

Потом мы с ним полгода ходили к диетологу. Я срывалась раз в неделю и скрывала это.

Но постепенно я разбиралась в себе и понимала, что я, он и булимия не можем существовать втроем, что либо я с булимией, либо я с ним. Третьего варианта не дано. Это была моя последняя капля в мотивации внутри себя, для того, чтобы наконец-то поставить точку в этой истории.

Во время застолий ко мне придирались другие люди, его мама ко мне придиралась. Она вообще потрясающая женщина, которая всегда в курсе, кто и сколько кусочков и какого блюда скушал.

Она каким-то образом следила и всегда комментировала: «Почему ты не попробовала вот это? Давай я тебе это положу. Ой, как ты мало ешь».

Я, конечно же, за каждым застольем старалась съедать минимально, чтобы не провоцировать себя. И позволяла себе срываться только тогда, когда этого никто не видит, чтобы это было никому незаметно. Я старалась быть нормальной и минимизировать свои срывы, делать их менее заметными, более редкими.

Через некоторое время муж стал проявлять понимание. И на подобных застольях он говорил: «Не надо за ней следить. Она взрослая девочка, она сама знает, что ей есть. Не надо ей еды на тарелку накладывать. Она сама себе может положить».

Я даже сейчас вспоминаю эти его маленькие замечания другим людям, которые каким-то образом цеплялись за характер моего питания. Например, я не ела мяса и еще много чего. Муж тогда мне очень сильно помог. Я почувствовала, что он старается меня поддержать.

Хотя в тот момент, когда я ему все откровенно рассказала о себе, я не ждала ничего подобного. Я не ждала ни понимания, ни помощи. Я просто хотела быть честной в отношениях, которые я с самого начала приняла решение развивать всю свою оставшуюся жизнь.

ВРЕМЯ ШЛО…

Я трудилась, и мои срывы стали реже, мое эмоциональное напряжение – меньше.

Были ситуации, когда я чувствовала прилив после еды. Я боролась с собой. У меня было состояние ломки, у меня потели руки. Я говорила мужу: «Я не могу сидеть дома, мне надо выйти погулять». Он говорил: «Почему? Что у тебя не так?» Я говорила: «Мне хочется и мне надо перетерпеть». И он шел гулять со мной.

Насколько он мог, он помогал. Хотя я никогда от него ничего не просила и никогда ничего не ждала.

Вот так вот я с собой разбиралась. На второй год все это стало постепенно затухать. В какой-то период, когда срывы стали очень редкими, и я стала их очень хорошо осознавать, я четко поняла причинно-следственные связи, как это отключается…

Тогда я ему сказала: «Я молодец, я справилась». Он меня обнял и поцеловал и сказал: «Молодец, моя девочка». И это было здорово!

И, конечно, после того, как я ему сказала, у меня еще были единичные срывы, но у меня уже было иное отношение, я понимала, что это не пищевое расстройство, это просто остаточное явление, которое я должна пережить. Я больше не акцентировала на этом свое внимание.

И только потом, на второй-третий год ремиссии, я стала успокаиваться, эмоционально. Я позволила себе есть все со временем. Запрещенные провоцирующие продукты перекочевали в список разрешенных продуктов в моем сознании. Я отпустила все догмы: «Не есть рыбу, мясо, не пить молоко и т.д.».

Срывов не было, но я продолжала работать над своим пищевым поведением, над своей внутренней свободой, изучать свое тело, позволять себе возвращать те продукты, от которых я отказывалась.

Изучать, а какие продукты я на самом деле люблю. Пищеварительный тракт восстановился. Я стала больше кушать, я стала все кушать. Вечерние застолья больше не поднимали тревогу во мне, я была спокойная и расслабленная. Вот так вот это все сошло на нет. И вот так вот мой муж реагировал.

ПОДЫТОЖИМ 

Вначале это были скандалы и непонимание, он обижал меня. Я обижалась на него.

Потом он старался меня понять, и я это заметила, и очень сильно внутри радовалась, что он хоть чуть-чуть старается. Собственно говоря, прямого участия в моем выздоровлении он не принимал. Он просто видел, что я прилагаю усилия.

Но он, например, не верил в работу через интернет, что я пыталась какие-то курсы проходить и т.д. Я все это делала всегда сама. Он меня в этом не поддерживал. И по сей день вся моя деятельность в интернете кажется для него мистической, не реальной, не понятной. Но у меня нет никаких претензий.

Он-это он, а я-это я. Это его мнение, я его уважаю, я с ним считаюсь.

Я все это рассказала для того, чтобы вы понимали, что когда вы рассказываете о своей проблеме, вы как бы ломаете свою внутреннюю тюрьму. Но очень важно ничего не ждать в ответ, не ждать понимания, не ждать помощи. Никто вам ничем не обязан.

Никто не обязан понимать, никто не обязан готовить меньше, потому что вам так надо, никто не обязан менять свои пищевые привычки для вас и из-за вас. И обижаться на людей за то, что они какие-то другие, абсолютно не стоит. Наоборот, вам стоит учиться принимать мир таким, какой он есть и других людей такими, какие они есть.

На это сегодня всё.

Ваш репост моих статей-лучшая благодарность для меня! Пусть эта информация приносит пользу всем кто ищет выход из РПП. Это не просто, но это возможно! 

Ольга Еременко

Поделиться с друзьями
Хотите получать новые статьи на почту?
Пожалуйста, заполните форму ниже, и мы сможем быстро оповещать Вас о новых статьях на нашем блоге
Оставить комментарий к записи
2 комментария к “Отношение мужа к булимии”
Благодаря твоему опыту и мне помогла, 18 лет беспрерывного кошмара мне тоже принесли свои плоды, ты не просто помогла выйти в ремиссию, ещё и направила на новый и лучший уровень и качество жизни, и теперь я только рада что булимия познакомила меня с тобой, что научила меня многому
Спасибо!!! Так приятно получить отзыв и нашей работе. ♥️
Также рекомендуем
“Еременко Ольга” © 2010-2019. Все права защищены
Политика конфиденциальности  |  Отказ от ответственности  |  Политика возврата